Мысли вслух Печать E-mail
...Когда Бог начинает думать, вокруг него кружатся мелкие существа. Они слипаются, падают на Землю и прилипают к человеку, постепенно проникая в его душу. И вот человек сидит, задумавшись, например, за своим письменным столом, и вдруг его осеняет идея! Он ничего не видит, не слышит, все мысли заняты работой. А вокруг него образуется целое облако существ, которые постепенно переходят к другим людям, читающим его труды...

Тверской керамист Анатолий Камардин — автор, чьи персональные выставки с успехом проходили в Твери, Москве, Санкт-Петербурге, других российских городах. Мир тоже знает тверского скульптора — его работы имеются в музеях и частных коллекциях Германии, Италии, Чехии, Румынии, Финляндии. Заслуженный художник РФ, член Союза художников России, участник многочисленных престижных проектов и международных симпозиумов по керамике — и это, как говорится, все о нем. Беседу с Анатолием нельзя назвать интервью, хотя я и набросала список вопросов. Получилась именно беседа, когда отдельные детали по ходу разговора складывались в размышления — о творчестве, о моде, об искусстве.

Мысли о... детстве
...Краснокирпичный корпус завода, железнодорожные пути, баня и, конечно, блеск черепков на улицах, в траве и даже в реке... Это знакомство с заводом, как первая любовь — любовь к керамике...
Детство художника прошло в Конакове, маленьком городке на Волге. Грунтовые дороги на улицах весной превращались в непролазную грязь, и потому их посыпали «боем» — осколками битой посуды с фаянсового завода. Конаковский фаянсовый завод в 50-х годах был самым крупным предприятием в городе, похоже, что все его жители и жители ближайших деревень работали на этом заводе. Россыпи черепков, цветочные орнаменты, рельефные грибочки — вся эта фантастическая мозаика осталась в памяти, проявляясь впоследствии в творчестве Камардина. Одним из самых ярких впечатлений, определивших выбор направления, стала встреча с питерским художником.
— Он показал мне свою мастерскую, и я был поражен, когда увидел, что, оказывается, можно делать из керамики. Я привык, что на заводе из того же материала выпускали вазы и посуду, а у него были совершенно эксклюзивные вещи. Шли 70 — 80-е годы, как раз то время, когда применение стекла и керамики кроме утилитарной приобретало и другую функцию — изделия из них становились произведением искусства.

Мысли о... материале
Иной раз начинаешь работу совершенно пустой. В процессе «игры» с материалом, и только соприкасаясь руками с глиной, происходит рождение вещи...
— Чаще всего я работаю с шамотной глиной (шамот — глина, смешанная с молотым кирпичом или обожженной красной глиной). Она менее капризна, чем фаянс, более прочная, позволяет делать более крупные вещи. Некоторые из них просто горят энергетикой, а на иную вещь смотришь — ну совершенно тупая! И конечно, с каждой из работ устанавливаются личные отношения. Иногда работаю долго — хожу вокруг нее, осматриваю под разными углами, думаю... Бывает, откладываю, приступаю к другой. А иногда вещь вылетает из-под рук легко, просто, но тоже может стать интересной. Тут нет формулы.

Мысли о... вдохновении
...Идеи приходят по-разному. Порой непредсказуемо. Мне дороги идеи, которые пришли ко мне пусть и неожиданно для меня самого, пусть они нелепы на первый взгляд и не похожи на то, что я делал раньше...
— Очень часто то, чем я занимаюсь, — это тяжелый повседневный труд, и тут сложно говорить о вдохновении. Я знаю, многие вообще терпеть не могут это непонятное слово — «вдохновение». Для меня это редко какие-то внешние факторы, скорее, внутреннее состояние. Иногда начинаю работу через силу, а через некоторое время вдруг в начатой росписи привидится новая краска, тут же другая рядом с ней заиграет по-новому, и вот уже угадывается образ, он захватывает, ведет за собой — вот это я и называю вдохновением. В результате иногда даже выходит не то, что начинал.

Мысли о... стиле
«...В творчестве художника существует своя реальность, свой мир. Как в театре теней, меняя положение пальцев рук, на стене появляются тени новых образов…
— У вас своеобразные работы... Я не раз слышала высказывания о подобном стиле: мол, дай мне пластилин, я то же самое смогу слепить!
— Ну пусть попробуют. Любой так не сможет. Здесь множество технических нюансов — обжиг, роспись, глазурь... Но даже народную игрушку, которая не требует применения столь сложных технологий, дилетант не слепит так, как бабушка, занимающаяся этим сорок лет. Даже скульптор не сможет сделать то, что делает керамист. В керамике вообще нет случайных людей. Стилистический язык керамики совершенно особенный. Это я понял, уже занимаясь ею какое-то время. Когда начинал, идеи захватывали меня, я делал эскиз, начинал лепить форму и на этом останавливался — не знал, что делать дальше. А ограничиваться объемом, даже самым оригинальным, нельзя, керамист должен обязательно думать о том, как это будет смотреться в росписи, какую глазурь лучше использовать.

Мысли о... искусстве
...Я не пытаюсь выстраивать свое творчество в какую-то определенную линию, в узнаваемую, присущую только мне манеру. Тем самым я сам себе интересен, и эта непохожая на меня реальность в других меня завораживает...
— Считается, что искусство должно двигаться вперед и тот язык, что использовался художниками IX и даже XX веков должен остаться во вполне уважаемом, но прошлом. Сегодня век новых технологий, и искусство должно ему соответствовать. Что касается меня именно как керамиста, я не могу в угоду моде отказываться от вековых традиций. Меня с моим мировоззрением современное искусство не слишком привлекает. Большей частью оно рассчитано на то, чтобы эпатировать публику. Это как театр — есть определенное время, в течение которого разворачивается некое действо. Время проходит — и действо заканчивается. Так и в искусстве. Справедливости ради нужно отметить, что и в ряду альтернативных художников бывают те, кто остается в истории. Таким в свое время стал Энди Уорхол, несмотря на то что его работы были именно эпатажными. Возможно, появись он позже, его имя не осталось бы в летописи, но от был первым и стал явлением в современном искусстве. По сути, он является прародителем нынешних альтернативных направлений. То же самое «Черный квадрат» Малевича, природу которого никогда до конца не понимали. Это был своеобразный взрыв, манифест художника, вещь, что называется, из ряда вон. Малевич и сам больше никогда не обращался к подобному стилю, стал делать более реалистичные вещи, но навсегда уже останется в истории искусства.

Мысли о... будущем
...Вероятно, я еще не подошел к тому порогу «глиномудрого» мастера, чтобы упроститься и отказаться от многого. Значит, до сих пор остаюсь молодым «гурманом» не лишенного радости эксперимента, а главное — полета...
— Я никогда не стремился кому-то угождать, соответствовать ожиданиям. Если вещь получилась интересной для меня, значит, она уже удалась, значит, будет иметь успех и будет продана. Меня интересует только мнение друзей по цеху — керамистов. Одобрение других, даже своих родных, я не ищу. Очевидным и лучшим подтверждением того, что я как художник что-то значу, является то, что мои работы находятся в девяти музеях, а некоторые приобретены для частных коллекций, в том числе за рубеж. А критика и недовольство всегда будут — это нормально. Нет ни одного вида искусства, которое не порождало бы споров.

Немногословный Анатолий Камардин равно интересен и как личность, и как профессионал. К богеме, которая, собственно, непонятно что из себя представляет, себя не причисляет, любит уединение. Живет себе в своем странном доме, бывшем когда-то водонапорной станцией, в окружении странных существ, думает, работает, смотрит детективные сериалы, работает... Признается, что необходимого минимума в мастерстве достиг, теперь только вверх. Известный художник-керамист Илья Куприянов, такой же, как мой герой, мальчишка из Конакова, называет Камардина неутомимым путешественником, воином в поисках новых путей в керамике. «Он путешествует по разным странам, мирам и лучшую добычу приносит домой в Тверь. И что это будет, невозможно предугадать, но то, что это будут первоклассные работы — это точно».


*цитаты из альбома Анатолия Камардина
 
Анатолий Камардин: Мне любые дороги идеи Печать E-mail
В зале искусств областной библиотеки имени Горького открылась выставка графики Анатолия Камардина. Вернисаж совпал с презентацией его альбома, изданного Тверской галереей современного искусства «Савва», которая и организовала выставку.

В экспозиции - графика Анатолия Камардина, что на первый взгляд выглядело как антураж для презентации альбома, но все оказалось по-другому: графические листы и несколько керамических работ, выполненных в различных техниках, показывают «кухню художника», что важно для осмысления его творчества. Сам Анатолий Камардин признается в книге: «Мне интересно перелистывать блокнотные эскизы, почеркушки, сделанные по вечерам, сидя на диване, и не только. Сделанные в разные времена, спонтанно, отрешенно. Такое бесцельное рисование бывает очень продуктивным. Разглядывая затейливую ломкую вязь полузабытых эскизных рисунков, находишь в них что-то новое, то, что не заметил сразу. И когда, домысливая.вдруг лоявляется композиционное решение, образ вещи, - это радует».

Анатолий Камардин, впрочем, известен прежде всего как художник-керамист. Определенную роль в выборе будущей профессии сыграли его детские воспоминания: Анатолий Камардин вырос в Конакове, где всюду были разбросаны кусочки фаянса. «Россыпи черепков, вся эта фантастическая мозаика, цветочные орнаменты, «агашки», птички, причудливая вязь узора, блеск золотых отводок, цветные майоликовые всполохи, рельефные «грибочки»  вдруг чья-то фаянсовая головка, ручки от чашек. Все это манило и будоражило детское воображение. Это был целый мир. Мы играли этими черепками, пытаясь собрать что-то целое, или составляли из осколков какие-то свои немыслимые мозаичные мироздания», - вспоминает художник.
В создании альбома принимал участие целый авторский коллектив. Конечно, сам Камардин, которому в составлении книги помогал коллега по художественному цеху Геннадий Самойлов, он же разрабатывал дизайн-проект и оформлял альбом; работали фотографы. Искусствовед, непревзойденный знаток декоративно-прикладного искусства Ольга Пиотровская написала вступительную сгатью:

- Наш творческий союз с Анатолием Камардиным начался с середины 1970-х годов, с 1976 года он участвует в крупных выставках декоративно-прикладного искусства, мы вместе делали несколько его персональных выставок в Твери и за границей. Одними из самых ярких проектов стали «Зеленые яблоки» и «Зеленые яблоки. Двадцать лет спустя», где Камарлин показал себя очень ярким художником. Что интересно, когда мы готовили его выставку в Финляндии, то работы оказались поставленными в другое пространство, - я смотрела на них и испытывала гордость, потому что в разных ситуациях они звучат по-разному, веши открываются другой стороной. Особенность творчества Анатолия Камардина заключается в том, что его произведения обладают мошной энергетикой, которая притягивает зрителей, в насыщенности его образов огромным духовным смыслом, У его творений есть душа, и они продолжают жить своей жизнью вне зависимости от автора. Анатолий Камардин очень русский художник, который обрашается к древнерусской живописи, зодчеству, к истокам народного творчества во всем их многообразии. Конечно, не обошлось и без влияния западно-европейского искусства, но  у Анатолия это выливается не в цитирование, а в очень точные интерпретации. Он часто обращается к библейским сюжетам, своеобразно их трактуя. Вечность, любовь — вот манные темы в его творчестве. Показательно, что художник Камардин даже незначительные элементы бытия возводит до уровня явления. Когда мы работали над альбомом, то - так случилось - одновременно читали Иосифа Бродского, из его «Поклонения тени» мы и взяли эпиграф к книге: «...Как и сам Всемогущий, мы делаем все по своему образу... и наши изделия говорят о нас больше, чем наши исповеди». Мне кажется, это очень точная фраза.
Геннадий Самойлов: «Было сложно собрать воедино яркий изобразительный материал и текст, потому как объем книги все-таки небольшой, и осознать, что это фрагмент огромного серьезного мира. Однако нам это удалось. Анатолий Камардин — один из немногих примеров художников, который просто работает, и работает мастерски. Уровень, качество — эти слова даже неуместно произносить, говоря об Анатолии, - они просто есть.

Анатолий Камардин высказывается так: «Иной раз начинаешь работу совершенно пустой в процессе «игры» с материалом, и, только соприкасаясь руками с глиной, происходит рождение веши». И ешё одна цитата: «Мне дороги идеи, которые пришли ко мне, пусть и неожиданно для меня самого, пусть они нелепы на первый взгляд и непохожи на то, что я делал раньше. Это не останавливает меня, а, наоборот, провоцирует к воплощению в материале».
Петр Ручников "Тверская жизнь" 7 ноября 2008г.
 
Энергия игры с материалом Печать E-mail
  1232380138_68941.jpg 


  Трудно говорить об искусстве с коммерческой точки зрения. Прежде всего в произведениях искусства воплощается талант, мастерство, кропотливый труд художника, причем подлинную ценность им придают имя и достижения творческого пути их создателя, а лишь потом они становятся объектами купли-продажи. Продажа – слово, плохо сочетающееся с творчеством, но работа за материальное вознаграждение позволяла и позволяет людям, создающим произведения искусства, выживать во все времена.
Я с детства любил рисовать. Мой отец был художником-самоучкой. Вместе с другом, живущим по соседству (отец которого тоже был увлечен живописью), мы занимались в художественной студии. У нас тогда сложился своеобразный творческий союз: мы с товарищем, заражая друг друга интересом к творчеству, постоянно соперничали, а старшие нас наставляли.
После армии я поступил в Абрамцевское художественно-промышленное училище на отделение керамики. Думаю, подсознательно на мое решение повлияло то обстоятельство, что я вырос буквально на осколках керамики под ногами – в Конакове, где каждую весну все дороги были засыпаны цветными осколками фаянса с Конаковского фаянсового завода. Возможно, поэтому керамика как материал интересовала меня с ранних лет.
Сразу после окончания училища я начал работать художником на сувенирном участке цеха промышленной керамики Калининского стекольного завода. В мастерской завода и происходило мое творческое становление.
В течение первых пяти лет работы я стал участником всевозможных выставок: городских, областных, всесоюзных, где представлял авторские коллекции графических работ и керамических скульптур. В результате меня приняли в Союз художников.
Проработав на заводе 11 лет,  вплоть до закрытия сувенирного участка, я принял решение «пуститься в свободное плавание».

Мастерская

1232295965_20592_1.jpg
1232295965_54522.jpg
«Творческая работа –
это когда «делаешь то,
что хочешь,
ни на кого не оглядываясь».
Такие изделия я
представляю на суд
 зрителей и других
профессионалов,
 не надеясь,
 что получу за них деньги»

Надеяться на то, что мне, как члену творческой организации, Союз художников сможет предоставить помещение для работы, где вдобавок можно будет разместить печь для обжига, было нереально, поэтому сам стал искать помещение и в результате выкупил выведенную из эксплуатации насосную станцию.  
В течение года обустраивал ее под мастерскую: сделал перекрытия, подвел коммуникации, а через 3 года привез из Германии и саму печь. В то время (конец 80–х) через Союз художников можно было брать крупные централизованные заказы, на деньги от которых я и вел реконструкцию. В итоге стал первым керамистом на территории Твери, который сам на свои средства сделал себе мастерскую.

На заказ и для души
В художественной деятельности можно условно выделить два направления: творческая работа и работа на заказ.Работа на заказ – это компромисс в различных вариантах. Есть заказчики, которые честно говорят: «Мы не знаем точно, чего мы хотим», и полностью доверяются моему художественному вкусу, что позволяет работать свободно. Некоторые заказчики, видевшие мои работы, желают получить изделие в стиле понравившегося. В этом случае приходится делать «творческую работу по поводу своей творческой работы» – так работать трудно. Иногда клиенты берут изразцы – например, отделочную керамическую плитку – и хотят как-то по-особенному стилизовать ее – это трудоемкая и не очень творческая работа; при этом я выступаю в качестве высокопрофессионального мастера.Постоянная работа по частным заказам приносит стабильный доход. Это дает определенную свободу: на заработанные деньги я живу, содержу семью и мастерскую, у меня есть время для творческой работы, ведь главное – оставаться художником. Творческие вещи стоят дороже, но они продаются не сразу. Например, один из музеев купил пять моих работ для своей коллекции, к моменту покупки со времени их изготовления прошло 7 лет.
Цена
Стоимость художественного изделия складывается из множества факторов, и главный из них – имя художника. Имя – это знак качества, который определяется наличием работ в музеях и участием художника в выставках определенного класса. К примеру, в 1996 году в Германии проходила выставка «Европейская керамика–96». Отбор мастеров для участия в ней шел по всей Европе, из 1000 керамистов было выбрано 75. В результате я был единственным керамистом, представляющим Россию. Подобные события профессионально ценны для художника, т.к. составляют багаж его творческого признания, который он пронесет через всю жизнь.

При определении цены изделия также имеет значение, где и каким образом продаются работы художника – на улице Трехсвятской или московских галереях. Возможность продавать работы с персональных выставок, за организацию и проведение которых автор платит сам, – действенный инструмент формирования имиджа художника, но многие боятся идти таким путем, т.к. осознанное желание самостоятельно отвечать за свои действия есть далеко не у каждого человека, в т.ч. и художника.

Технология
Художественная керамика – это сугубо ручное мастерство. Неотъемлемым элементом производства керамического изделия является печь для обжига, основным исходным материалом – глина,  средствами декорирования – глазури, эмали, окислы металлов и солей.

Мастеру-керамисту необходимо знание базовых технологий обжига, глазурной росписи, декорирования. Однако помимо профессиональных знаний очень важна и способность оставаться восприимчивым. Удивительно, но при разработке эскизов, тестировании технологий, экспериментировании каждый раз открываешь для себя все новые и новые тонкости керамических техник.
Я работаю один и поэтому принимаю заказы, с которыми могу справиться без чьей-либо помощи. Как только дочка уходит в школу, начинается моя деятельность. Одновременно в разработке (на разных этапах выполнения) находятся 2–3 вещи: творческие и договорные – все переплетается. Изделия технологически неудачные остаются у меня как пробные макеты – в свет выходят только лучшие произведения. Что касается идей… Иногда они приходят спонтанно, иногда рождаются в процессе работы – как элемент игры с материалом.

Тенденции
В советские времена музеи приобретали много работ, в эпоху перестройки наступило затишье. Сейчас у музеев начали появляться деньги, и они стали пополнять свои коллекции. Растет число индивидуальных заказов. Все чаще обеспеченные люди вкладывают деньги в произведения искусства, делая приобретения на выставках. Сегодня в России за предметы искусства платят больше, чем в той же Германии. Характерно, что частные лица не приобретают композиции: понравился конкретный предмет – его и приобрели, музеи же покупают именно композиции. Что касается Твери – покупательная способность в нашем городе низкая – работу стоимостью 50 тыс. руб. продать практически невозможно. Поэтому нет смысла сдавать работы в тверские художественные салоны, в то время как Москва с легкостью поглощает предметы декоративного керамического искусства.
Планы
К лету хочу открыть при мастерской небольшой экспозиционный зал, где будут представлены художественные изделия и сувениры – тем самым сделать шаг в сторону популяризации художественно-керамического искусства в Твери. Дай Бог, он станет городской достопримечательностью, а если еще и принесет доход, то будет совсем хорошо. Скажу честно, что мне не важна оценка моего творчества разными людьми. Достаточно, чтобы другие профессионалы сказали: «Да, вот эта вещь – интересная». К тому же я точно знаю, что если я искренне увлечен выполняемой работой, значит, она понравится кому-нибудь еще, т.к. зритель всегда чувствует заложенную в предмет энергию.
Материал взят с сайта trver.ru
 

Ваши покупки

Показать корзину
Ваша корзина пуста.